Ален де Бенуа: Да, конец мира уже наступил



30-05-2013

Раздел:


Разместил: Администратор
Обсудить на форуме

Конец света в действительности уже наступил. Это произошло не в определенный день, но растянулось на несколько десятилетий. Мир, который исчез, был миром, где большинство детей умело читать и писать. Мир, в котором мы восхищались героями, а не жертвами. Мир, где политические машины не превращались в станки, перемалывающие души. Мир, где у нас было больше ролевых моделей, чем прав. Мир, где можно было бы понять, что имел в виду Паскаль, когда он писал, что развлечения отвлекают нас от реальной человеческой жизни. Мир, где границы гарантировали безопасность тем, кто жил по своему образу и своей собственной жизнью.


Да, этот мир имел свои недостатки, и иногда это был ужасный мир, но повседневная жизнь огромного количества людей, по крайней мере, регулировалась множеством смыслов, предлагая ориентиры. В качестве воспоминания, это был мир, до сих пор знакомый многим из нас. Некоторые жалеют что он прошел. И этот мир никогда не вернется назад.


Новый мир жидкий. Пространство и время отменены. Лишенное своего традиционного посредничества общество стало все более и более текучим и все более и более сегментированным, что только облегчает его овеществление. Некоторые живут в нем путем "выгорания". С  исчезновением крупных коллективных проектов, которые когда-то были носителями разных мировоззрений, религия Эго - базирующаяся на неограниченной свободе личного нарциссического желания, организация Себя из ничего - привела к повсеместной детерриториализации, которая сейчас идет рука об руку с растворением всех ориентиров на земле и всех связей, что делает человека более и более гибким, более условным, все более и более уязвимым и ведущим более кочевой образ жизни. Под прикрытием освободительной "модернизации", "за более чем пол столетия идеологический осмос занимал место между правыми финансами и левым мультикультурализмом" (Мэтью Бок-Кот), связывая экономический либерализм с социальным либерализмом, рыночную систему с периферийными элементами культуры, и все это было сделано в первую очередь для меркантильной переработки идеологии желания и спекуляции на распаде традиционных социальных форм. Общая цель заключается в ликвидации общин смыслов, которые отказываются действовать в соответствии с логикой рынка.


Между тем, некоторые реальные антропологические преобразования также имели место. Они влияют на отношение к нашему Я, отношение к другим, отношение к телу, отношение к технологии. Завтра эти преобразования могут продвинуть нас еще дальше к запланированному слиянию электроники и собственных человеческих тел. Как только жажда наживы становится единственной мотивацией за счет всего остального, то результатом ее деятельности является обобщение духа меркантильности, который, в свою очередь, приводит к распаду гражданственности на простых клиентов. В этом контексте "политическая корректность" - это не просто случайность и смешные причуды, но мощное средство для трансформации процесса мысли, все больше и больше ограничивающее общее пространство в качестве генератора взаимных обязательств и делающее невозможным получение мира значений, который к настоящему времени исчез.


Мы, наконец, являемся свидетелями осуществления "управления" (governance) - это своего рода финансовый цезаризм, который сводится к тому, что господствует над народами, держа их в страхе. Со своей стороны, терапевтическое и управленческое государство, являясь менеджером социальной инженерии и выступающее в качестве Верховного надсмотрщика, работает на устранение всех барьеров, отделяющих порядк от хаоса. Говернанс утверждает свою власть, имплементируя совершенно преднамеренную суб-хаотическую ситуацию на фоне своего будущего движения в никуда вместе с обобщенным безвременьем, тем самым, создавая ситуацию холодной гражданской войны. Социология жертвы отвергает само понятие социального класса, ставя на его место денонсацию "исключения" и "борьбу против дискриминации", а также экономическую "науку", которая мыслит понятие категории людей по остаточному принципу категории. В то же время, однако, более чем когда-либо прежде, классовая борьба, происходит в своей полноте.


В Европе под влиянием политики "жесткой экономии" происходит процесс сползания в рецессию, если не в депрессию. Массовая безработица продолжает расти, демонтаж государственных услуг приводит к сокращению социальных благ, в то время как покупательная способность продолжает снижаться. Одной четверти европейского населения (120 млн. человек) сегодня грозит нищета. В прошлом революции происходили по гораздо менее важным причинам, чем сегодняшние проблемы. Сегодня этого нет. Аутсорсинг, увольнения, вывод промышленных мощностей, оскорбительные увольнения рабочих и так называемая "социальная реструктуризация", безусловно, может вызвать социальные протесты - но нигде на горизонте не видно забастовок солидарности, не говоря уже о всеобщей забастовке. Единственной заботой является поддержание собственной работы. Почему же кризис переносится так пассивно? неужели народы так истощены и ослеплены, настолько сбиты с толку? Разве они приняли идею того, что нет альтернативы? Народы живут в состоянии смертельной безысходности. Все чего-то ждут. Но этого не произойдет, потому что капитализм во всей своей объективности сейчас достигает своих абсолютных исторических пределов.


Мы переживаем кризис абсолютно беспрецедентной величины, влияющий на капиталистическую систему на уровне накопления и производительности, чего никогда не происходило ранее. Кризисы девятнадцатого века можно было преодолеть, потому что капитал еще не завладел всеми средствами общественного воспроизводства. Кризис 1929 года был преодолен благодаря фордизму, в связи с кейнсианским регулированием и из-за Второй мировой войны. Нынешний кризис, происходящий сейчас на фоне третьей промышленной революции, является структурным кризисом, который распространился с тотальным расширением финансовых рынков на реальную экономику и расползся в дополнение к государственным долгам. Одним из его непосредственных результатов является податливость политической власти представителям Goldman Sachs и Lehman Brothers. Но ни одна из этих структур не может решить эту проблему, потому что нет такого механизма, способного преодолеть нынешний кризис. Финансовые пузыри, государственный кредит и печатание денег, то есть, создание фиктивного денежного капитала, не может решить проблему потери Капитала субстанции. При отсутствии реального роста, и независимо от того, что кто-то движется к неконтролируемой инфляции или к широкому общественному дефолту, или же если кто-то движется к неконтролируемой инфляции, нынешний кризис платежеспособности (которая в настоящее время рассматривается как кризис ликвидности) - все это, в конечном итоге, закончится в результате катастрофы.


В такое время, как наше, существует четыре типа людей. Есть те, кто сознательно хочет погрузиться дальше и глубже в пучину хаоса и тьмы. Есть те, кто вольно или невольно всегда готовы терпеть все, что угодно. Кроме того, есть еще и динозавры справа, которые оплакивают нынешнюю ситуацию. То с нытьем, то с церемониями, они воображают, что смогут вернуть старые порядки, что объясняет, почему они постоянно одерживают поражения.
Но есть и те, кто стремится к новому началу. Те, кто живут во тьме, но не принадлежат тьме, то есть те, кто стремится возродить свет. Те, кто знает, что за пределами реальности всегда существует возможность. Они любят цитировать Джорджа Оруэлла: "Во времена всеобщего обмана говорить правду является революционным актом".



Источник: http://pluriversum.org/  
Перевод:  Леонида Савина