Леонид САВИН. Движение неприсоединения, Иран и многополярность



21-08-2012

Раздел:

Ключевые слова: , ,


Разместил: Администратор
Обсудить на форуме

Прошедший в Тегеране 16-й саммит Движения неприсоединения (ДН) может послужить новым этапом на пути многих держав и народов к многополярной системе в динамично изменяющейся картине мира. Очень важно, что саммит международной организации, которая является второй по величине после Генеральной Ассамблеи ООН, состоялся в одном из центров реального сопротивления мировой гегемонии США, претендующим на один из будущих мультиполитических полюсов Евразии. Визиты высокопоставленных гостей в страну, вокруг которой США нагнетают недружелюбную атмосферу, также являются символическим жестом, в том числе со стороны тех государств, которые формально числятся союзниками Вашингтона, но хотели бы избавиться от довлеющего гнета отношений клиентела-патрон и создать новый режим взаимоотношений, основанный на сбалансированном и справедливом подходе.

Весьма показательным является то, что именно ДН являлось прекурсором многополярности в XX в., идея которого была подхвачена Китаем с их доктриной duojihua и пятиполюсного мира, а позже Россией, Венесуэлой и другими странами.
Само движение официально было создано 25 государствами на Белградской конференции в сентябре 1961 г. Его созданию предшествовали Бандунгская конференция 1955 г. и трёхсторонние консультации Иосипа Броз Тито, Гамаля Абдель Насера и Джавахарлала Неру в 1956 г. Основной принцип - это неучастие в военных блоках (под которыми на момент основания организации подразумевались, прежде всего — НАТО и Варшавский договор, а также Багдадский пакт, СЕАТО, АНЗЮС и т. п.), борьба против империализма и колониализма, за права угнетенных народов, что не менее актуально и в настоящий момент. Если ранее лидерам стран этой организации удавалось лавировать между СССР и США, получая определенные политические и экономические преференции, сейчас эта структура может послужить мощной опорой для международной стратегии, направленной на установление полицентричного мироустройства, на что было указано в совместной декларации Россия и Китая, а также в различных исследованиях.
Что касается Ирана, то из-за вовлеченности в конфликт с Ираком, эта страна длительное время не могла активно участвовать в проектировании региональной и мировой политики. Осознавая, что Иран может являться серьезным центром влияния на Ближнем и Среднем Востоке, США намеренно поддерживали режим Саддама Хусейна и своих партнеров – Саудовскую Аравию. Окончание войны, а позднее ослабление и демонтаж светского баасистского иракского государства значительно способствовало включенности Ирана в мировую повестку, связанную с политической альтернативой.
Бывший президент Ирана и ученый Мохаммад Хатами более 10 лет назад предложил концепцию «Диалога цивилизаций», призывавшую к обсуждению и пересмотру основ ориентированного на Запад и либерального мирового порядка, которая была единогласна принята на голосовании ООН в качестве символа 2001 г. Парадоксально, что именно в этом году США начали глобальную войну с терроризмом, ставшей продолжением логики Нового Мирового Порядка, объявленной еще около 10 лет до этого.
Многополярность в повестке саммита ДН
На данном саммите верховный духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи также обратился к теме многополярности. В частности, он отметил и необходимость реформирования ООН, и навязывание Западом своих программ в одностороннем порядке, что подрывает принципы демократии, и деструктивную работу монополизированных СМИ, и проблемы ОМП, предложив концепцию «Ближний Восток без ядерного оружия», которая, конечно же, в первую очерердь, подразумевает Израиль, являющийся изгоем в этом вопросе, и необходимость повышения «политической производительности в мировом управлении».
На повестке дня были также серьезные проблемы региона, связанные с палестинским народом и кризисом в Сирии. Духовный лидер Ирана на встрече с премьер-министром Сирии в кулуарах саммита заявил о необходимости разоблачения и широкого освещения заговора Запада против Сирии. Единодушное согласие представителей стран-членов Движения неприсоденения о необходимости немедленного прекращения блокады Кубы также можно считать важным решением. Другая, не менее актуальная тема – это терроризм. Хотя под этим явлением обычно считают деятельность радикальных группировок, которые пытаются достичь политических целей с помощью организованного насилия, ряд стран также его практикует. Исторически террор появился именно как инструмент осуществления государственного контроля и подавления своих граждан в революционной Франции. Вместе с идеями рационализма и просвещения он нашел благодатную почву в США, где вместе с идеей мессианства и богоизбранничества был институциализирован местными элитами. Результаты политики государственного терроризма США можно увидеть повсюду, где Вашингтону удавалось достичь силового превосходства или найти исполнителей. В том же Иране после победы Исламской революции это были группы контрас, поддерживаемые ЦРУ, сегодня же это сепаратисты и террористы типа «Джандалла», «Народные моджахеды Ирана и «Национальный совет сопротивления Ирана». Собственно, события, происходящие в Сирии, показывают, насколько глубоко терроризм может поражать государственные системы и лицемерно истолковываться «демократическим» Западом.
Конечно же, подобная площадка, которую представляет саммит ДН, это не только политические доклады, повествующие о необходимости высокой морали и справедливости, а также критика неоимпериализма. Это еще и мощнейший пул (pool), где встречаются лидеры и высокопоставленные чиновники государств со всех континентов, что является хорошей возможностью для достижения договоренностей, обсуждения перспектив совместных проектов и снижения возможных трений в дипломатических отношениях.
Что говорили противники?
Что касается противников, как саммита, так и ДН в целом, ими являются США и их сателлиты, ведь вопросы империализма и колониализма никуда не исчезли, но лишь приобрели другой формат и название. Глобализация, мировое лидерство США, многосторонность - всего лишь новые ярлыки для внешней политики США, реализаторами которой являются Всемирный банк, ВТО, транснациональные корпорации и другие наднациональные структуры, также как и послушные партнеры Вашингтона, формально имеющие государственный суверенитет. Поэтому ряд СМИ, которые связаны с политическим истэблишментом Белого дома, встретили проведение этого саммита с явным неодобрением.
Практически все СМИ Запада, являющиеся рупорами США и Израиля, писали о чем угодно, только не о самом Тегеранском саммите. Например, пресса освещала вопросы, связанные с болезнью лидера местной оппозиции Хосейна Мусави, отметила увеличение вдвое центрифуг в атомной промышленности Ирана и визит Генерального секретаря ООН, при этом отметив, что он подверг жесткой критике отрицание иранскимим властями Холокоста. И вряд ли объективной можно назвать краткий репортаж, связанный с саммитом Движения, в котором говорится исключительно о том, что правительство Ирана тщательно контролировало и фильтровало информацию, связанную с мероприятием.
Если же в печати и появлалась информация о Тегеранском саммите, то она носила довольно негативный характер, явно преуменьшающий значение данного события в международной жизни. Например влиятельная международная сеть глобалистов со штаб квартирой США - Совет по международным отношениям (CFR) отреагировала на саммит в крайне негативном ключе, разразившись критическими публикациями. Президент CFR Ричард Хаас дал интервью где он комментировал позицию Израиля и США по иранскому вопросу и выразил обеспокоенность, что Египет может координировать свою политику с Ираном, одновременно консолидируя процессы внутри своей страны, и сожалел, что Пан Ги Мун и индийский премьер-министр посетили Тегеран. Впрочем, как и многие другие западные политики, Ричард Хаас считает, что время ДН закончилось после падения Берлинской стены в 1989 г. И это понятно, т.к. саммит ДН в Тегеране довольно сильно напугал США и западные государства, крайне не заинтересованные в появлении новой политической силы, которая может стать началом конца нынешнего однополярного мира.
Не менее показательным является «своевременный» доклад МАГАТЭ по ядерной программе Ирана, который тут же прокомментировали международные сети западных СМИ. Сам доклад и его интерпретации содержали такие термины, как «значительные затруднения», «увеличение возможностей Ирана», «подземные сооружения» и пр. При этом комментаторы заметили, что это был последний доклад по этому вопросу, подготовленный МАГАТЭ до президентских выборов в США. Вероятно, это была определенная точка над «и», поставленная для акцентирования некой угрозы и дальнейших политических манипуляций.
***
Возвращаясь к Тегеранскому саммиту, можно упомянуть, что следующее мероприятие пройдет в Венесуэле, которая является одним из флагманов сопротивления неолиберализму и установления многополярности в Латинской Америке. Хоть предвыборная кампания в этой стране проходит в условиях напряженности и провокаций, пока у Уго Чавеса есть все шансы выйти победителем в президентских выборах, поэтому следующий саммит может являться очередной важной вехой в истории Движения.
Следует отметит, что на недавнем саммите АТЭС во Владивостоке многие идеи, поднятые на саммите ДН в Тегеране, получили свое дальнейшее развитие. Владивостокский форум лидеров АТЭС стал очередным чувствительным ударом по гегемонии США, объявивших, что их стратегия XXI века будет связана с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Так что можно сказать, что идеи Тегеранского саммита нашли свое отражение на саммите в России, среди его участников, которые также, как и Иран, стремятся к созданию полицентричного мироустройства, с диалогом культур и народов, сохранением традиций и широкого распространения мировоззрения, основанного на справедливости.

 

Источник: Геополитика.ru